Алексей Кузнецов (avk_live) wrote in teachers_ru,
Алексей Кузнецов
avk_live
teachers_ru

Categories:

Ни убавить, ни прибавить... И вообще: "Умри, Денис..."

По поводу нового образовательного стандарта для старшего звена средней школы высказались уже многие и ряд высказываний (например, Ксении Лариной) приобрел определенную известность, так что не буду повторяться.

Хотелось бы прокомментировать интервью одного из авторов стандарта – гендиректора издательства «Просвещение» Александра Кондакова, ибо текст этот хорош настолько, что даже испытываешь некоторую растерянность – за что хвататься (в смысле – в тексте; так-то выбор небольшой: либо за сердце, либо за голову). Поэтому попробуем по порядку. 

«Для любого государства воспитание гражданина и патриота своей страны является главной задачей, оно важнее математики или физики. Физику можно выучить потом, если не выучил, математику можно выучить». Дивная расстановка приоритетов, не правда ли? То есть с точки зрения маститого педагога малограмотный лавочник-охотнорядец начала ХХ века, горячий сторонник «Союза русского народа» - несравненно бОльшая удача государства, чем, скажем, известный математик и член кадетской партии, профессор Владимир Леонидович Некрасов, самодержавие откровенно недолюбливавший… Я-то полагал в простоте своей, что задача системы образования – воспитание гармонически развитой личности, которая сама в состоянии определить свое отношение к государству (да и в проекте по этому поводу что-то такое где-то встречается). Ошибался, видимо.

«Сегодня старшеклассник изучает от 18 до 21 предмета одновременно». Врёт, однако. Мои одиннадцатиклассники изучают сейчас 14 предметов, и это в гимназии (в обычной школе нет зарубежной литературы и второго иностранного языка).

«Мы будем затачивать старшеклассников на дальнейшую успешную социальную и профессиональную деятельность и профобразование». Оставим «заточку старшеклассника» поклонникам Фрейда (вот уж они порадуются!) и вникнем в суть: для успешной профессиональной деятельности гражданственность и патриотизм (см. выше) важнее математики и физики. Ну да, ну да, где-то я уже читал про «арийскую физику»… Впрочем, кто же будет спорить с тем, что сейчас профессиональный патриот живет лучше профессионального физика? Вот, например, В.Ю.Сурков тоже сначала в МИСиСе математику с физикой изучал, но вовремя одумался. Так что вопрос «делать бы жизнь с кого?» перед юношей, обдумывающим житье, теперь, надо полагать, не стоИт.

«…мы ведем очень серьезное обсуждение с общественностью и профессионалами и на политическом уровне. И я могу вам сказать, что эти новые стандарты везде встречают полную поддержку Опять врет. То есть по состоянию на 16 декабря, когда интервью публиковалось, на политическом уровне и частью «профессионалов» (сильно подозреваю, что имеются в виду академики и члены с корреспондентами РАО – известная педагогическая элита) все было перетёрто и утрясено. Но вот с тех пор общественность и «нижний слой» профессионалов прознал – и обстановка изменилась.

«Три предмета будут обязательными: ОБЖ, физкультура и новый предмет— «Россия в мире» (синтез истории, обществознания, географии и культурологи, направленный на формирование цельного образа страны в мире,— GZT.RU).»  Что-то мне подсказывает, что цельный образ нашей страны в мире уже довольно давно сформировался, и он как раз расположен где-то между ОБЖ и физкультурой. А вот у школьников авторы стандарта и их заказчики, думаю, будут пытаться сформировать другой образ, не содержащий информации о том, где именно мы в мире по коррупции, правам человека и уровню жизни значительной части населения.

Вообще последний из процитированных пассажей вызвал у меня стойкую ассоциацию. Хочу поделиться ею с любезными фрэндами и прочими уважаемыми  читателями:
Про ОБЖ:

«Изучался практически устав гарнизонной службы. По всему плацу солдаты стояли вразброс: около тополей, окаймлявших шоссе, около гимнастических машин, возле дверей ротной школы, у прицельных станков. Все это были воображаемые посты, как, например, пост у порохового погреба, у знамени, в караульном доме, у денежного ящика. Между ними ходили разводящие и ставили часовых; производилась смена караулов; унтер-офицеры проверяли посты и испытывали познания своих солдат, стараясь то хитростью выманить у часового его винтовку, то заставить его сойти с места, то всучить ему на сохранение какую-нибудь вещь, большею частью собственную фуражку. Старослуживые, тверже знавшие эту игрушечную казуистику, отвечали в таких случаях преувеличенно суровым тоном: "Отходи! Не имею полного права никому отдавать ружье, кроме как получу приказание от самого государя императора". Но молодые путались. Они еще не умели отделить шутки, примера от настоящих требований службы и впадали то в одну, то в другую крайность».

Про физкультуру:

«Делали повзводно утреннюю гимнастику. Солдаты стояли шеренгами, на шаг расстояния друг от друга, с расстегнутыми, для облегчения движений, мундирами. Расторопный унтер-офицер Бобылев из полуроты Ромашова, почтительно косясь на подходящего офицера, командовал зычным голосом, вытягивая вперед нижнюю челюсть и делая косые глаза:

   - Подымание на носки и плавное приседание. Рук-и-и... на бедр!

   И потом затянул, нараспев, низким голосом:

   - Начина-а-ай!

   - Ра-аз! - запели в унисон солдаты и медленно присели на корточки, а Бобылев, тоже сидя на корточках, обводил шеренгу строгим молодцеватым взглядом.»

Про Россию в мире

« - Теперь скажи, Овечкин: кого мы называем врагами унешними?

   Разбитной орловец Овечкин, в голосе которого слышится слащавая скороговорка бывшего мелочного приказчика, отвечает быстро и щеголевато, захлебываясь от удовольствия:

   - Внешними врагами мы называем все те самые государствия, с которыми нам приходится вести войну. Францюзы, немцы, атальянцы, турки, ивропейцы, инди...

   - Годи, - обрывает его Сероштан, - этого уже в уставе не значится. Садись, Овечкин. А теперь скажет мне... Архипов! Кого мы называем врагами у-ну-трен-ни-ми?

   Последние два слова он произносит особенно громко и веско, точно подчеркивая их, и бросает многозначительный взгляд в сторону вольноопределяющегося Маркусона.

   Неуклюжий рябой Архипов упорно молчит, глядя в окно ротной школы. Дельный, умный и ловкий парень вне службы, он держит себя на занятиях совершенным идиотом. Очевидно, это происходит оттого, что его здоровый ум, привыкший наблюдать и обдумывать простые и ясные явления деревенского обихода, никак не может уловить связи между преподаваемой ему "словесностью" и действительной жизнью. Поэтому он не понимает и не может заучить самых простых вещей, к великому удивлению и негодованию своего взводного начальника.

   - Н-ну! Долго я тебя буду ждать, пока ты соберешься? - начинает сердиться Сероштан.

   - Нутренними врагами... врагами...

   - Не знаешь? - грозно воскликнул Сероштан и двинулся было на Архипова, но, покосившись на офицера, только затряс головой и сделал Архипову страшные глаза. - Ну, слухай. Унутренними врагами мы называем усех сопротивляющихся закону. Например, кого?.. - Он встречает искательные глаза Овечкина. - Скажи хоть ты, Овечкин.

   Овечкин вскакивает и радостно кричит:

   - Так что бунтовщики, стюденты, конокрады, жиды и поляки!"

Про духовно-нравственное воспитание:

«Ромашов часто разговаривал с Гайнаном о его богах, о которых, впрочем, сам черемис имел довольно темные и скудные понятия, а также, в особенности, о том, как он принимал присягу на верность престолу и родине. А принимал он присягу действительно весьма оригинально. В то время когда формулу присяги читал православным - священник, католикам - ксендз, евреям - раввин, протестантам, за неимением пастора - штабс-капитан Диц, а магометанам - поручик Бек-Агамалов, - с Гайнаном была совсем особая история. Полковой адъютант поднес поочередно ему и двум его землякам и единоверцам по куску хлеба с солью на острие шашки, и те, не касаясь хлеба руками, взяли его ртом и тут же съели. Символический смысл этого обряда, был, кажется, таков: вот я съел хлеб и соль на службе у нового хозяина, пусть же меня покарает железо, если я буду неверен. Гайнан, по-видимому, несколько гордился этим исключительным обрядом и охотно о нем вспоминал. А так как с каждым новым разом он вносил в свой рассказ все новые и новые подробности, то в конце концов у него получилась какая-то фантастическая, невероятно нелепая и вправду смешная сказка, весьма занимавшая Ромашова и приходивших к нему подпоручиков.

Гайнан и теперь думал, что поручик сейчас же начнет с ним привычный разговор о богах и о присяге, и потому стоял и хитро улыбался в ожидании…»

Про предметы по выбору

«Мы ведь все вместе, - пояснила Шурочка. - Я бы хоть сейчас выдержала экзамен. Самое главное, - она ударила по воздуху вязальным крючком, самое главное - система. Наша система - это мое изобретение, моя гордость. Ежедневно мы проходим кусок из математики, кусок из военных наук - вот артиллерия мне, правда, не дается: все какие-то противные формулы, особенно в баллистике, - потом кусочек из уставов. Затем через день оба языка и через день география с историей.

   - А русский? - спросил Ромашов из вежливости.

   - Русский? Это - пустое. Правописание по Гроту мы уже одолели…»

Так что все это сто лет назад уже было, как видите, в той же самой комплектации))

 

И, наконец, последнее – а почему стандартом и его продавливанием занимается директор издательства «Просвещение»? Ну ведь не потому же, что все вышеуказанное потребует издания колоссального количества новых пособий? И самую большую долю (а то и всё) получит тот, кто проявит себя молодцом?

Да нет же, конечно! Просто так совпало…

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments